Alex Moma (alex_moma) wrote,
Alex Moma
alex_moma

Михаил Трепашкин рассказывает о гебне в интервью Каспарову.ру

Коммерческие тайны ФСБ


Нарушение прав адвокатов, преступное, в первую очередь, военное правосудие, фабрикация дел против неугодных лиц, преследование политических заключенных в зонах, дело Норд-Оста, дело о подрыве домов, дело Юлии Тимошенко – это далеко не все темы, к которым имеет отношение известный правозащитник Михаил Трепашкин. По сфабрикованному против него уголовному делу он отсидел в тюрьме три года, а последние восемь месяцев в одиночной камере. Проведя такое делительное время в жесточайшей изоляции, Михаил Трепашкин рад свободе и общению, мы говорили с ним долго и обо всем:
– Михаил Иванович, как вы стали правозащитником?

– До 1997 года я был сотрудником Федеральной службы безопасности. В 1995 началась моя длительная борьба против коррупции и сокрытия преступлений в органах, против политики, олицетворением которой в органах является Николай Патрушев. В то время он занимал должность начальника службы внутренней безопасности ФСБ. Год шел суд, который я выиграл у трех генералов: бывших директоров ФСБ Михаила Барсукова и Николая Ковалева, а также нынешнего Николая Патрушева. Тем не менее, мне пришлось уйти из органов безопасности.

– Как вы осмелились выступить против системы?

– Мы присягали народу и служили интересам людей, а не чиновников. В органах довольно сильным было течение за большую гласность, за общественный контроль в силовых ведомствах, за демократию, чтобы люди искренне голосовали, а не по разнарядке, чтобы закон в стране был равен для всех. В 80-е годы пришло понимание, что государство – это не абстракция какая-то, это люди. Какими будут они – таким будет и государство. Это положение нашло отражение в Конституции 1993 года, где на первое место были поставлены права человека. В настоящее время происходит попрание этих основ. Чиновники, фактически приватизировав наше государство, свои собственные интересы выдают за государственные. Развал службы государственной безопасности, начавшийся еще в советское время, когда в нее были делегированы представители партноменклатуры, которые не отличались профессиональными качествами, а любили только командовать, к середине 90-х годов достиг своего апогея. Произошел возврат к принципам ЦК КПСС, когда любой преступный приказ должен быть выполнен. Опять стали кричать, что если ты предал гласности преступление чиновника, значит предал Родину. Но начальник не есть государство..........

http://www.kasparov.ru/material.php?id=475D2FA8BFC4C
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments