June 13th, 2020

Helsinki

Навстречу 24 июня.

В мае 2015 года, насладившись в кафедральном соборе г. Хельсинки бесплатным органным концертом, я вышел на улицу и сразу же, спустившись по лестнице, нос к носу столкнулся с белым Фордиком с московскими номерами и наклейкой на заднем стекле - МОЖЕМ ПОВТОРИТЬ! Мне это очень запало в память, потому что таргет-группа не совсем понятна, 90% финнов не понимают по-русски. Другое дело, что русский вполне понимают финские пограничники в Валимаа. Я бы на их месте заставлял вату сдирать эти наклейки, и только при этом условии впускал бы их в страну. В конце концов, пограничные офицеры имеют полное право требовать демонтажа надписей, "препятствующих обзору". В 2014 году они заставляли на этом формальном основании снимать колорадки с лобовых стекол, да потом, к сожалению, прекратили это делать.
Helsinki

Почти в любой стране мира

черный полицейский может убить белого или азиата, белый полицейский может убить черного и т.п. Какого, собственно, дьявола, я должен считать проблему полицейского насилия РАСОВОЙ проблемой? Она объективна и очень косвенно связана с расовыми вопросами.

Хотя, в каком-то смысле, да, расовая. В том самом смысле, что если полицейский убьет белого - белые не выйдут протестовать. Ни мирно, ни не очень. Но это говорит не в пользу белых, вообще-то. Вот в РФ есть значительный процент афрорусских. К сожалению, они вполне усвоили нравы русскорусских - сидеть и не высовываться, что бы и с кем бы ни случилось.