June 21st, 2018

Helsinki

Снова побывал в Москве. Лекцией Кирилла Михайловича Александрова я остался очень доволен.

Огромное спасибо "Белому делу" за организацию и дружелюбную атмосферу. Огромное спасибо. После начала (время для рабочего дня вполне демократичное - 19-30, центр города) зал всё-таки заполнился процентов на 70, уже хлеб. И вводная часть, и ответы на вопросы, были сосредоточены на двух темах - 1917-18 гг. и времена КОНР. Оратор особо остановился на том, что сейчас в моде у всяких "патриотов" теории о том, что акт отречения Николая от престола якобы был "подделан" и что, конечно же, никакой подделки не было. Дело в другом - была провозглашена конституционная монархия (то есть право Госдумы назначать правительство), о чем мало кто вспоминает, и именно то, что Николай Кровавый был вынужден это сделать, его, скорее всего, и подкосило уже на следующие сутки - лучше отречься, чем терпеть не тобою назначенное правительство. Ну и вообще там много любопытного в этой части было сказано, надеюсь, выложат аудио. 

 Что касается исследований Александрова по КОНР, то он планирует не только издать в "удобочитаемом" книжном виде докторский дисер, но и написать новую работу - о политической истории КОНР. Вот это мегакруто! Удачи вам! На мой вопрос о том, существует ли вообще в природе загадочный 3-й том изданных в конце 90-х библиографически редких "Материалов по истории РОД" докладчик ответил в том духе, что существует (и он у него есть), но ценность его минимальна, т.к. серьезных исторических исследований, в отличие от 1, 2 и 4-го томов (которые, в свою очередь, в цифре есть у меня) в этом томе нет. Это, мол, большой кирпич с каким-то затянутым мемуаром в художественной форме. Ну ок, я хоть теперь не буду расстраиваться по поводу того, что, скорее всего, никогда этот том не увижу. 

 В кулуарах также поговорил с исследователем русской прессы времен WWII Иваном Грибковым (поговорил удачно, видимо, я таки смогу отыскать один давно интересующий меня газетный архив).
Helsinki

В общем-то не к спеху,

акцию нашу, ящетаю, вполне можно и после 15-го провести. Потому что, разумеется, шестерки Хуйла отказали в ее проведении, сославшись на сраный футбол. Более того, сейчас народу будет полторы калеки. Все же смотрят по зомбоящику это извращение, "гражданам" некогда нихуя.

Пенсия - это БОД по старости. Поэтому я тоже против повышения п\в. Я вот себя с 12 лет на 80 чувствую, а до пенсии еще как до Пекина раком. Это что блять за ёбаная хуйня такая, а?!
Helsinki

Возвращаясь к истории с Аркадием.

Если дальше так пойдет, то скоро вам, для того чтобы вас признали журналистом, будет недостаточно помимо работы на АТР еще и отказаться от собственных блогов (а то ведь хоть ты на десяти АТР работай, но в блог строчишь - значит, ты просто задрипанный блогер, сука ёбаная!), а надо будет еще предъявлять всем диплом журфака, удостоверение члена богдановского Союза, свидетельства с гербовыми печатями от Репортеров без границ и еще с десятка организаций - и всё это непременно ОДНОВРЕМЕННО.

Но самое главное - это не поможет. Потому что если ты напишешь хоть строчку, которая не понравится рукопожатному жлобью - и тебе будут вопить "Вон из профессии!"
А раз не поможет - не проще ли сразу скопом послать этих критиков нахуй?
Helsinki

Очень хорошо. Савеццкой пизданутой демшызе на заметочку.

Сергей Шаров-Деланэ:

СЛОВО и ДЕЛО.
(Еретические соображения).

Накипело. Тут и дискуссии с коллегами-правозащитниками, и постоянное «купание» в уголовных делах, и обсуждения на Школе Защитника, и публичные выступления – всё вместе.
Я заранее понимаю, что сейчас огребу по самое немогу со всех сторон, боюсь, и от своих друзей тоже. Я готов отвечать – но только на возражения по существу дела.

Я плохо понимаю, как такое возможно, но убедился, что даже и сейчас среди правозащитников многие не считают ст.282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» невозможной в принципе. Что достаточно многие, разумеется, признавая ее безумное применение к репостам в сети и т.п., считают, что сама по себе она допустима – вот только применять ее надо «правильно», например, в борьбе против антисемитизма или ущемления прав ЛГБТ (тут мнения расходятся). Еще меньше противников существования статей 280, 282.1, 282.2, 282.3, посвященных «экстремистской деятельности» и «экстремистским сообществам», 354.1 «Реабилитация нацизма» (правозащитники, конечно, взвиваются, когда начинают сажать по этой статье за репост плаката Кукрыниксов или фото с парада Победы просто потому, что на них обнаруживается изображение свастики, но против самой статьи, как правило, ничего не имеют), и уж тем более никто не выступает против ст.354 – «Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны». Чуть больше в смысле неприятия «повезло» ст.280.1 «Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации» - ее «крымнашисткое» происхождение изначально вызвало отторжение в правозащитной среде. Как и явно ангажированной ч.1 ст.148 – «Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих»: тут даже для меня, верующего человека, уши РПЦ из погонов торчат столь откровенно, что хоть святых выноси!

А ведь это только верхушка айсберга. Под водой еще много чего ежедневно собирает дань «Титаниками» и посудинами поменьше да понезнаменитей. Например, ст.230, ч.1 и 2 (за исключением п.”г” ч.2) – «Склонение к потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов», ст.240. ч.1 – «Вовлечение в занятие проституцией»,..

Разные это статьи. Некоторые чисто «политические» и написаны в угоду власти, другие, действительно, посвящены деяниям нехорошим, а то и просто омерзительным. Но у них у всех есть общее. Все они – статьи за слова. Частью за вполне нормальные слова критики или научного исследования, частью за омерзительные призывы или предложения – но за слова.
И это, по моему глубокому убеждению, - показатель капитуляции общества (или его отсутствия) и горький симптом тотального неверия в свободу и ответственность человека.

Хоть убейте, но сколько меня ни склоняйте к употреблению наркотиков (а речь в упомянутых ч.1 и 2 ст. 230 идет не о насильственных действиях и не под угрозой их применения, а просто о соблазнении, и только дееспособных и совершеннолетних), не стану я их потреблять! Просто потому, что я вполне взрослый, дееспособный и не потерявший рассудок человек.
Никто же не вводит специальной статьи об уголовной ответственности за предложения выпрыгнуть из окна с 20 этажа! А за склонение к потреблению наркотиков введена. Из нее вытекает вот что: склоняемые недееспособны. Возможно, это и так, если они подвержены наркозависимости, но тогда – тут или уж крест снимите, или трусы наденьте! – их как недееспособных, не могущих отвечать за свои действия нельзя судить по ст.228 за потребление наркотиков – недееспособные же! А к «склоняющим» надо применять п.”а” ч.3 той же статьи 230 – как к склоняющим несовершеннолетних, поскольку ни несовершеннолетние, ни недееспособные за свои действия не могут отвечать в полной мере и осознанно.

Дурно ли вовлекать в занятие проституцией? Думаю, да. Но вот только ч.1 ст.240 говорит о исключительно о словесном соблазнении дееспособных совершеннолетних (о несовершеннолетних и о принуждении – ч.2 и 3). То есть речь о том, что молодым девушкам или юношам предлагают красивую жизнь за? Так ведь? А они добровольно соглашаются? В здравом уме, никем не принуждаемы? Вы меня убейте, но я не могу понять в чем состав преступления! Если соглашаются – значит согласны. Если нет – отвечают «Нет!». Или они тоже недееспособны и безответственны?

А теперь за страшненькое. Реально страшное. Статья 205.2 (я про нее до сих пор даже не хотел упоминать) – «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма». В мою юность «оправданием терроризма», правда, занимался каждый учебник истории России: «Народная воля», Софья Перовская, Вера Засулич, Степан Халтурин, Андрей Желябов, не говоря уже об Анджеле Дэвис, прочно поселившейся в каждом утюге. Правда, террористов от этого как-то не прибывало. Да и сегодня – хоть обпризывайся – не пойду я в террористы. И не потому что стар уже или боюсь сесть и надолго. А потому что терроризм – зло.
И судить надо за подготовку к терракту, за создание террористической организации, за – не дай Бог! – совершенный терракт, но не за слова. За дела – не за слова. Потому что сажая за призывы (а тут, позволю себе заметить в скобках, разом открывается безбрежное поле для интерпретаций в духе текущей политической целесообразности или желания звёздочки на погонах числом да размером увеличить), так вот: сажая за призывы мы тем самым снова признаем откликнувшихся на них недееспособными, не отвечающими сами за себя, безответственными – а стало быть, и неподсудными. Зомби, получается, - что с них взять!

А кого имели ввиду в роли «потребителей призывов» авторы статьи 354 («Призывы к развязыванию агрессивной войны») даже и подумать страшно – неужто родную партию и правительство? Я вот даже захоти – не смогу без их разрешения закупиться всем для ее ведения потребным в ближайшем военторге и даже начать ее – не то что победоносно завершить! А если власть поддалась на призывы – а кто еще-то может эту агрессивную войну развязать? – если она поддалась, значит, там тоже недееспособные все? Или как? И невиноватые – призывальщик-де виноват?

Ну а теперь к самому началу: к уже почти народной ст.282, ч.1 – «действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также унижения достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации либо информационных-телекоммуникационных сетей, ч том числе сети «Интернет». Уф, как все непросто! «Действия». Прошу заметить, ненасильственные – про насилие ч.2. Т.е. это вроде как на заборе написать или по телевизору сказать «бей жидов!». Дурно? Омерзительно!

Правда, 1 канал про украинцев нечто подобное уже четвертый год орёт – и ничего, там никого не сажают. Так что, видимо, не любой национальности, а целесообразной для власти. И к тем, что при власти, эта статья не относится. Она к нам – погуглите, кого и за что по ней сажают: картинка с выставки!

Но вот именно здесь если не большинство, то очень многие наши правозащитники становятся на дыбы, утверждая, что сама по себе статья недурна, что «славно было на бумаге, да забыли про овраги» дурного правоприменения. Нет, родные, сама по себе статья столь дурна, столь невозможна, что дурнее и невозможнее и придумать трудно! И дело вовсе не в «гражданском контроле» за правоохранительными органами и не в «подотчетности властей обществу» - дело в самом обществе, в гражданах – точнее, в их отсутствии. И в вашем лице тоже.

Потому что основной и неустранимый порок этой статьи всё тот же: общество, граждане относятся сами к себе, как к недееспособным и безответственным, отдавая сугубо и только свои привилегии и обязанности на откуп государству, т.е. чиновникам в погонах и без. Любого подонка, возбуждающего ненависть либо вражду, унижающего человеческое достоинство по любому основанию мы должны, обязаны укорачивать сами. Не здороваясь, на подавая руки, не пуская в приличное общество, не приглашая на передачи и не цитируя, давая по морде, в конце концов! Это мы, мы и никто за нас, должны делать сами. Не перекладывая эту гражданскую, да и просто человеческую обязанность на плечи государства – не его это дело.

А если мы этого сделать не можем или не хотим – никакое государство, никакие законы и никакая власть нам не поможет – хоть каждую неделю, как носкам, ее сменяемость обеспечивай!

Потому что вместе с ответственностью мы отдаем кому-то там свою свободу. В обмен на мираж безопасности.

Собственно, у меня всё. Остальное задолго до меня сформулировал Томас Джефферсон: «Тот, кто отдает свою свободу в обмен на безопасность, не получает ни того, ни другого».

https://www.facebook.com/serge.sharovdelaunay/posts/1676422665809622