November 23rd, 2017

Helsinki

Зёрновская конференция отличная.

Расстроило только то, что вчера, на 2-й день, народу было совсем мало. То есть получается, что каждый второй зритель-слушатель был одновременно и докладчиком. Всё-таки народ в Москве совсем зажрался. Ему такие вещи БЕСПЛАТНО и в самом центре города предлагают, а он ссука рыло воротит.

Ну, не со всеми тезисами выступавших лично я был согласен (как всегда), о чем, впрочем, честно докладчикам и сообщал во время прений. Например, крайне удивило сравнение в одном из докладов НТС (кстати, ныне действующая абсолютно легально в РФ структура, я даже туда чуть не вступил в 89 году, но потом ДС предпочел всё же) с германской НСДАП. Но вот реально не покатил только 1 (один) доклад за все 2 дня - какого-то православного попа про бездуховную Голландию, где чтут ЛГБТ и храмы по-человечески обустроить даже не умеют. То ли дело говнорашенька скрепная, канешн!

А так вообще - СПАСИБО устроителям из моего бывшего отдела ВГБИЛ. Эти два дня были прожиты мною с пользой.
Helsinki

От души поздравляю Reed

с внесением его в Говнорашке в запретный список РКН. И завидую черной завистью - Контуров там как не было, так и нет. Значит, и признания заслуг нет. Статья Пожарского на Риде годичной давности на сюжет, который в Сраной не устареет никогда, потому что это Сраная. Оказывается, я не перепостил тогда.

Русское детство
Михаил Пожарский
23.11.2016

История, которая ныне широко обсуждается, началась с того, что псковские школьники Катерина и Денис встречались, а их родители были против. Решение таких вопросов — это ведь компетенция родителей, тут у нас мало что изменилось с шекспировских времен. Удивительно, но дальнейшее развитие событий пошло по канонам той же шекспировской трагедии: подростки сбежали, приехали в поселок Струги Красные и влезли в дом к отчиму Катерины, где обнаружили арсенал из двух охотничьих ружей и пневматического пистолета. В том доме они пробыли три дня, пока за Катериной не приехали мать и бабушка. Общение протекало эмоционально: в процессе у девушки попытались отнять нож и случайно порезали ей руки. Закончился же разговор тем, что Денис выстрелил из пневматического пистолета бабушке в ногу. Домой Катерине не хотелось не только по причине сильных чувств: незадолго до этого мать избила ее на глазах у Дениса (и это был не единственный раз). Эти и другие интересные истории они рассказали в двухчасовой трансляции (также можно прочитать стенограмму).

Иначе как в той трансляции они рассказать уже ничего не смогут: Денис и Катерина мертвы. Вслед за родителями приехала полиция, подростки начали стрелять из ружья по полицейской машине, а через некоторое время приехал СОБР, пошел на штурм и обнаружил два трупа. По официальной версии — самоубийство. Однако есть сомнения: ближе к концу той же трансляции подростки заявляли, что не только не планируют прощаться с жизнью, но у них уже и нет ни оружия, ни патронов. Мол, выбросили в окно по просьбе Катиной матери. У правоохранителей, впрочем, есть запись с места событий, в которой фигурирует ружье. Но ситуация подозрительная. А репортажи из Псковской области напоминают сюжеты Оруэлла: школьникам запрещают общаться с журналистами и вообще обсуждать, что были такие Денис и Катерина.

В России, где заложников «Норд-Оста» травили газом, а учеников бесланской школы обстреливали из огнеметов, вопрос «Могли ли силовики стрелять в несовершеннолетних?» не слишком актуален. Однако так ли это важно? Важно отметить, что погибшие не представляли никакой опасности. К восприятию героев в качестве «социально опасных» подталкивает нас и клише, которое расползлось по прессе, — «псковские Бонни и Клайд» (справедливости ради: они так назвали себя сами после подсказки в «Перископе»). Реальные Бонни и Клайд мало того, что были на десять лет старше, еще и убили больше десятка людей. Но, в отличие от профессиональных преступников Бонни и Клайда, Денису и Катерине не приходило в голову ни в кого стрелять на протяжении всех трех дней, что они там находились, — до приезда вызванной родителями полиции, которая должна была вручить Катерину в руки той самой матери, которая ее избивает......

https://reed.media/russian-childhood/
Helsinki

Испытание Зубцом: что происходит с Украиной?

Испытание Зубцом: что происходит с Украиной?

Павел Проценко

18 октября у здания Верховной Рады в Киеве возник палаточный протестный городок. Какое-то подобие былого Майдана, шум речей политиков, митингов, шеренги полицейских. Протестующие требовали импичмента президента Порошенко, а тот обращался к ним с умиротворяющими посланиями.

Однако к тому времени, в самый канун уличного бурления, совершилось действительно важное событие. Тихо и неприметно для общества. Рутинно-помпезно для причастных к нему государственных чинов.

6 октября Порошенко своим указом ко Дню юриста наградил орденом Ярослава Мудрого V степени бывшего судью Киевского городского суда Григория Ивановича Зубца (р. 1937).

Орден Ярослава Мудрого – вторая по значимости государственная награда независимой Украины.

В советские годы Зубец, будучи заместителем председателя Киевского городского суда, в марте 1984 приговорил тяжелобольного журналиста Валерия Марченко к 12 годам заключения (7+5). До этого Марченко уже отсидел 8 лет по той же статье (6 лет лагерей строгого режима и 2 года ссылки): «Антисоветская агитация и пропаганда, проводимая с целью подрыва советской власти» и теперь был осужден как «рецидивист», особо опасный государственный преступник.......

http://kontury.info/publ/na_perednem_plane/ispytanie_zubcom_chto_proiskhodit_s_ukrainoj/15-1-0-236