February 14th, 2014

Helsinki

Свобода слова

не должна быть ограничена в уголовном порядке ни в одной стране и территории, ничем и никак. Если человек считает иначе, он, конечно же, не вправе считать себя либералом. "Либерал", как вы, разумеется, не помните, означает "свободный".
Helsinki

Александр Подрабинек пишет в ФБ:

CNN извинилось за отзыв о памятнике в Бресте. Ну ладно, их дело. В ответ уполномоченный МИДа по вопросам прав человека, демократии и верховенства права Константин Долгов заявил: «Будем и далее решительно пресекать попытки фальсификации истории, принижения ключевой роли Советского Союза в достижении победы во Второй мировой войне». То есть плохой отзыв о памятнике – это фальсификация истории? Принижение ключевой роли? По-моему, эта публика в МИДе и Госдуме медленно и незаметно для себя сходит с ума!

Защитники Брестской крепости, спору нет, люди героические. Особенно учитывая, что Красная Армия откатилась на восток, бросив окруженных в крепости на произвол судьбы. Неделю они сопротивлялись нацистам, оставаясь уже у них в тылу. Это все так. Но памятник действительно нелепый. Могли бы найти скульптура получше.

https://www.facebook.com/alexander.podrabinek/posts/513267218791644
Helsinki

Author was right.

Охуенно. Так оно и есть. Только у меня лично будет одна важная поправочка. К сожалению, гностическое христианство в этом отношении еще хуже, чем ортодоксальное. Оно и возникло ведь в немалой степени как аскетический бунт против "фарисейской вседозволенности иудеев", по большому счету. Вон, в Апокрифе Иоанна - что ни безобразие, то секас. И, кстати о птичках, протестантское "возвращение к корням" в виде осуждения римских пап, которые направо и налево еблись, и правильно делали, уважения тоже не вызывает. Никакого вообще.

"Легализовать в христианстве можно что угодно, хоть традиционную семью, хоть ЛГБТ. Но историю не перепишешь: в святцах всё равно одни монахи. Количество исключений наводит уныние, а качество убивает последнюю надежду. Мученики — не в счёт, ведь мы ищем пример святой жизни, а не смерти; князья да цари — те по должности в святые попадают; оставшиеся лучше бы ушли в монастырь сразу. Вот Алексей, человек Божий: в первую брачную ночь сказал жене, что спать с ней не будет, и убежал из дома бомжевать. Или Иоанн Кронштадтский, всероссийский батюшка: после свадьбы ошарашил молодую предложением жить как брат с сестрой. От алексеевой жены даже имени не осталось, не то что воспоминаний о десятилетиях соломенного вдовства. Зато жена Кронштадтского забросала синод жалобами на неисполнение супружеского долга. В итоге состарившаяся девственница молча ела в пост колбасу, чтобы хоть как-то отомстить святому мужу, автору дневниковых записей «Моя жизнь во Христе»".

http://rufabula.com/articles/2014/02/14/valentine-about-church-and-sex