Alex Moma (alex_moma) wrote,
Alex Moma
alex_moma

Владимир Буковский на "Голосе Америки"

На прошлой неделе проживающий в Великобритании бывший советский правозащитник Владимир Буковский посетил Россию в рамках кампании по участию в президентских выборах. По возвращении в Лондон он любезно согласился ответить на вопросы Русской службы «Голоса Америки»

Эмма Тополь: Намерены ли Вы продолжать борьбу за президентский пост?

Владимир Буковский: Дело в том, что это от меня не зависит. Самый главный момент – регистрация. И Центризбирком уже заявил, что не зарегистрирует меня по целому ряду причин. Первого ноября должно быть рассмотрение жалобы, поданной задолго до моего выдвижения, по вопросу о законе, запрещающем избираться людям с двойным гражданством. И предварительные данные сигнализируют, что эта жалоба будет отклонена. Это первое препятствие, которое я преодолеть не могу. Есть еще целый ряд статей, законов, по которым я не могу быть зарегистрирован. Но дело не в том, буду ли я избираться, а вопрос в той деятельности и кампании, которую мы начали с моей поездки, и теперь она будет продолжаться. Кампания направлена на укрепление оппозиции, на то, чтобы она была более структурирована, синхронизирована и так далее.


Э.Т.: В одном из интервью Вы сказали, что возвращаются времена Советского Союза, а именно - брежневские времена. По каким признакам Вы делаете такие заключения?

В.Б.: Целый ряд признаков, так скажем, былого советского общества сейчас возродились. Репрессии, цензура, зажим прессы и даже злоупотребление психиатрией в карательных целях - даже это вернулось. Вернулась агрессия, борьба за мировое господство, использование ресурсов в этих целях, даже попытки провоцировать напряженность и гонка вооружения – все это признаки, черты известного нам общества. Переписываются заново учебники истории для школ, затушевываются преступления прошлого. Палач нашего народа, убивший десятки миллионов людей, назван мудрым руководителем. Президент вернул нам советский режим или пытается его вернуть. Он это делает потому, что господа чекисты не поняли, почему развалился Советский Союз. Они восприняли это как трагедию. Кстати, российский президент об этом говорил в одном из своих публичных заявлений. Ну, а если это трагедия, а не закономерность, то и рождается попытка восстановить, насколько возможно, этот режим. Все логично.

Э.Т.: Говоря о современном оппозиционном движении в России – можно ли сказать, что оппозиция сегодня едина?

В.Б.: Оппозиция в России никогда не была едина, ни в какие годы, насколько я помню. Даже в советские времена были разногласия и столкновения, споры, а сейчас она и организационно очень расколота. Партийные формы, которые они приняли, разделяют, а не объединяют. Для нас гораздо важнее движение. Примерно в таких же формах, как когда-то было у нас. То есть не партийное, не строго структурированное. А партийность уже сама по себе вносит разграничения между группами.

Сейчас оппозиционные группы вообще задавлены, потому что новое законодательство делает их функционирование практически невозможным. Предстоят выборы в Думу и уже теперь ясно, что целый ряд этих групп не зарегистрируют, найдут предлог. Понимаете, партию можно закрыть, а движение закрыть нельзя. Поэтому изначально это была их ошибка: идти по партийной линии и ориентировать себя исключительно на выборы. Это очень специфическая форма работы, она разграничивает общество, загоняет его, как бы, по разным клеткам. И если в 90-е годы, когда в стране была относительная свобода, это имело смысл, теперь, когда наступают опять репрессии, политический зажим, это не имеет никакого смысла.

Победить на выборах не дадут никому никуда, а продолжать существовать надо. И если бы не было этих разграничивающих партий, им было бы легче объединяться, согласовывать свою деятельность.

Э.Т.: Вы никогда не были профессиональным политиком. Сможете ли вы руководить такой страной как Россия?

В.Б.: Ну, я же сказал, этого никто не допустит…

Э.Т.: То есть вы идете в борьбу, заведомо зная, что проиграете?

В.Б.: Я знаю, что мне не дадут легально бороться за пост. Значит, формы кампании надо будет менять. Я это делаю открыто, сознательно, для того, чтобы помочь оппозиции возродиться и консолидироваться.

Э.Т. А вы не боитесь, что вас будут преследовать?

В.Б.: За что?

Э.Т: За ваши убеждения. Когда-то у советской власти это хорошо получалось…

В.Б.: Я сейчас пробыл там пять дней. Власть не проявилась никак. На наши митинги не приходили никакие «ваши»-«наши», не пытались сорвать мои выступления,. Печать прокремлевская молчала, а более-менее либеральная – отражала, что мы говорили. Зачем им меня преследовать, если они прекрасно знают, что никогда не дадут мне возможности быть избранным?

Э.Т: То есть, Вас не оценивают, как серьезного врага?

В.Б: Я думаю, что на уровне той политики, какой они ее видят, а именно, выборов в Думу или в президенты – на этом уровне они вполне справедливо не видят во мне большой для себя угрозы.

Э.Т: Значит, все-таки есть разница между Советским Союзом и сегодняшней Россией? Тогда они вас настолько опасались, что предпочли выдворить из страны…

В.Б: Конечно, разница есть. И я ее никогда не отрицал. Просто сейчас начинают возникать черты старого общества - они сознательно вносятся в жизнь. Разница есть, но это не заслуга власти. Сегодня, например, страну закрыть нельзя. По чисто техническим причинам: со спутниковым телевидением как ты закроешь страну? Невозможно. Сейчас нет идеологии. Идеология была большим репрессивным фактором в советской жизни. Она как бы входила к тебе в дом, в твою частную жизнь. Этого сейчас нет. Предпринимательскую деятельность отменить невозможно. То есть, различия значительные, но они сложились в силу обстоятельств, это не чья-то заслуга. Так получилось.

Э.Т.: Если оценивать в общем, Вы довольны своей поездкой?

В.Б.: То, что я себе наметил, я сделал.


http://voanews.com/russian/2007-10-23-voa8.cfm
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments