Alex Moma (alex_moma) wrote,
Alex Moma
alex_moma

Так и советских раздражали диссиденты

Так и советских раздражали диссиденты, заставлявшие почувствовать себя мелким, жалким, спрятавшимся за плинтус тараканом.

* * *

Аркадий спокойно, порой задиристо комментировал смерть, в силу привычки. Многих это шокировало. Теперь пишут, иногда из зуда высказаться в общем гомоне, что-то типа: "Последнее время Бабченко не читал, не поддерживал его взглядов, обходил стороной, бывало и глумился над ним спьяну в кабаках, но вот всё же яркий был человек, пятнадцать лет назад что-то такое душещипательное про войну писал, но, опять же, последнее время не лайкал его, не репостил и вообще отписался". Посмеивались респектабельные люди над Аркадием. Над "скиньте, кто сколько может", над позёрством и субъективностью. Хотя всё перечисленное и делало из него чуть ли не самого объективного писателя. Помню странное его голое фото из больницы, когда Аркадий ногу сломал. Чистое позёрство, но искреннее и простое. Голый сочинитель, ничего утаённого, никакой срытой повестки, никаких мутных денег, циничных редакторов и влиятельных людей позади. Это мимо всех правил, это оскорбительно, вызывающе для многих постсоветских людей. Как и советских раздражали диссиденты, заставлявшие почувствовать себя мелким, жалким, спрятавшимся за плинтус тараканом. Помню ещё текст, о том, как они в Чечне вырезали имена свои на чём-то жестяном, чтоб если убьют - опознали, похоронили как людей и помнили. Сравнивал Аркадий с тем, как сейчас все готовы лежать в безымянных могилах и по звонку из ФСБ отказываться от памяти о близких. Главная война Бабченко всю жизнь шла за право быть собой, за право говорить, что вздумается, за право послать всё нахуй, остаться с коркой хлеба, но свободным. За право в конце концов успокоиться под собственным портретом, с ФИО большими буквами. Земля пухом.

https://www.facebook.com/vsevolod.chernozub/posts/10156364401851726
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author