Alex Moma (alex_moma) wrote,
Alex Moma
alex_moma

Ситуация с политическими свободами в Эрефляндии до ужаса похожа на ситуацию с религиозными в СССР.

Почти никакие политические направления не запрещены, но де-факто нельзя практически ничего. И это работает очень четко, без перебоев, как часы, и очень много лет, и столько же еще проработает. Вот, например, и Ксю формально можно всё, вплоть до подачи иска на Гебнюка в Верховный суд, и даже апелляции потом, но только со стопроцентной гарантией проигрыша и того, и другого. Можно создать любую партию, и даже если ее запретят, трудоустроить ее же активистов в другой, с другим названием. Ее даже могут зарегистрировать и пропустить от нее примерно 1-2 депутатов в Рублевский сельсовет, но влияние у нее будет примерно нулевое. Плюс серийные репрессии по сфабрикованным делам - и почти всегда "не за это".

Аналогично было в СССР. Политических свобод там не было совершенно официально, потому что в Конституции была, во-первых, 6-я статья, во-вторых, оговорка о том, что гражданские и политические свободы не должны противоречить принципам совка. Зато была формальная свобода совести, причем даже лучшая, чем до того в РИ - без госрелигии, даже госатеизм (та еще лырыгыя) формально таковой никогда не являлся. Под запретом, если мне не изменяет память, не было ни одной конфессии, кроме Свидетелей и пятидесятников. Даже гностицизм был разрешен - вон, симпатизанта-Древса издавали, ёбнуться можно. Причем в 30-е годы. А фактически - ВСЕ гностические кружки были разгромлены, все масонские и розенкрейцеровские сообщества - тоже. Попасть под маховик репрессий можно было только за сам факт исповедания какой бы то ни было веры, в том числе, до 1942 года включительно, и РПЦшной, и попадали под него сотнями тысяч. Учитывая, что в 30-е годы открыто верующих и так почти не осталось, цифра огромная. Очевидно, что процент расстрелянных и репрессированных в этой среде гораздо, несравнимо более высокий, чем среди любых других социальных групп в СССР. И это при формальной легальности любых, в сущности, исповеданий и даже наличия у них собственной прикормленной властями высшей иерархии (впрочем, также частично репрессировавшейся).

Уверен, что уже в следующем году в области "свободы" совести Эрефляндия (Второй Совок) будет не просто ничем не отличима от Первого Совка если не сталинских, то брежневских времен, но и количество даже формально запрещенных объединений в ней намного превысит таковое в Первом Совке.
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author