Alex Moma (alex_moma) wrote,
Alex Moma
alex_moma

Ни хуя себе у нас в Совке нынче учебнички истории для детишек, с подачи кремляди...

Александр Генис: Недавно в воскресной, а, значит, особенно подробной «Нью-Йорк Таймс» появилась статья, которая не могла не привлечь внимание. Ее иллюстрировал знаменитый снимок Сталина с девочкой на руках, которую, как напоминает читателям подпись, отправили в ГУЛАГ, когда она выросла.

Статью написал московский корреспондент газеты Эндрю Крамер, которого я немного знаю. Специалист по нефтяным делам, он постоянно печатает в экономическом разделе газеты аналитические материалы на эту бесконечно важную тему. Однако на этот раз его внимание привлек не менее горячий сюжет: школьный учебник истории России. Точнее – новое пособие для учителей, озаглавленное «Современная история России». Эта книга написана кремлевским идеологом Александром Филипповым и одобрена самим Путиным, который присутствовал на конференции, где школьным преподавателям и была представлена новая официальная концепция советского прошлого. Рассказ о нем вряд ли оставит равнодушным западного, не говоря уже о русском читателе.

Сегодня я пригласил в нашу студию Бориса Михайловича Парамонова, чтобы поговорить об этом, прямо скажем, ревизионистском учебнике, где Сталина сравнивают с Бисмарком, а Россию 37-го года - с Америкой после 11 сентября.

Борис Парамонов: Больше всего меня поразила как раз параллель, проводимая в учебнике: об 11 сентября в Соединенных Штатах. Начать с того, что негоже в учебнике истории поминать актуальные, текущие события, да еще в таком соотнесении: российское, советское трехчетвертивековое прошлое и новейшее событие американской жизни. Несоизмеримость, разность масштабов - нетерпимые. Разность исторических жанров, я бы сказал. Но даже если отвлечься от этой несоизмеримости, то и в этом случае данный американский пример ничего не объясняет в советской истории сталинского времени.

Чтобы в этом убедиться, достаточно посмотреть, что в самом деле происходит в Америке после 11 сентября. Шок был страшный, и реакция последовала чрезвычайно острая. Но что наблюдается сейчас? Любая инициатива администрации в политике борьбы с терроризмом находится под пристальнейшим вниманием общественности, прессы и альтернативных политических сил. Постоянный мотив соответствующих наблюдений и критики – вопрос о правомерности того или иного правительственного или ведомственного действия: нет ли нарушения Конституции или прав обвиняемых? И ничто не подвергается такому критическому сомнению, как мысль о том, что террористы в самом существенном отношении сами себя поставили вне правового поля.

Совсем недавно об этом была статья в «Нью-Йорк Таймс». В ней ставился вопрос: следует террористов трактовать как военнопленных или как уголовников, преступников?

И склонились авторы, два генерала, между прочим, к последнему: так вроде бы получается удобнее во всех отношениях. В каких отношениях, я уже не припомню, да и не в этих подробностях, не в этой казуистике дело – а в том, что нынешняя борьба с терроризмом ни в малейшей степени не затронула правовых основ американского общества. Я бы даже сказал нечто обратное: эта ситуация обострила правовое сознание американцев.......

http://www.svobodanews.ru/Transcript/2007/08/28/20070828234520963.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments