Alex Moma (alex_moma) wrote,
Alex Moma
alex_moma

14 ноября 1944 года

в Праге был обнародован Манифест Комитета освобождения народов России. О Пражском собрании говорят много и часто, тогда как о Берлинском, 18 ноября - почти никогда. А накануне оного второго собрания газета "Воля народа" опубликовала большую статью об А.А. Власове. По всей видимости, это первая публикация данной статьи в текстовом электронном виде:


АНДРЕЙ АНДРЕЕВИЧ ВЛАСОВ

Жизненный путь сына народа

Газета «Воля народа» (Берлин) №1, среда, 15 ноября 1944 года, с. 5.


Всякое широкое общественное движение неизбежно выдвигает своих руководителей. В этих людях воплощается то основное, что для данного движения представляется наиболее характерным, показательным.

С первых же дней войны между СССР и Германией стихийно возникло освободительное движение, стремившееся использовать военную обстановку для свержения враждебной народу сталинской диктатуры. В конце 1942 года во главе этого движения стал генерал-лейтенант Андрей Андреевич Власов, выступивший с декларацией, в которой были сформулированы основные принципы освободительной борьбы русского народа, за независимую Россию, без большевизма и других видов угнетения. Тем самым был подготовлен новый этап в развитии освободительного движения народов нашей родины, стремящихся к свержению сталинской диктатуры. Манифест Комитета Освобождения Народов России — это исторический документ, окончательно оформляющий нашу борьбу под водительством генерала Власова.

Именно в личности Андрея Андреевича Власова нашли свое индивидуальное выражение те основные черты, которые характеризуют мощное освободительное движение народов России, не желающих больше изнывать под большевистским кнутом. Вот почему Власов-человек неотделим для нас от Власова полководца и руководителя, объединяющего все здоровые антибольшевистские силы.

За годы сталинской диктатуры наш народ привык относиться с недоверием к казенной пропаганде, рекламировавшей партийных опекунов на всех советских перекрестках. «Мудрейший и величайший», «отец и учитель», — всем набили оскомину подобные лакейские акафисты Сталину-Джугашвили. Равным образом, большинство русских людей хорошо знало невысокую цену его «твердокаменным» и «железобетонным» соратникам типа Микояна и Кагановича. Но разочарование в большевистских вожаках отнюдь не убило в народных массах горячей, истовой веры в большого истинно-русского человека, который когда-нибудь придет и поднимет за собой народ наш на справедливую борьбу с его угнетателями и палачами. Русские люди, горьким опытом своим научившиеся не доверять ловким и беспринципным политиканам, спекулирующим на звонких лозунгах, умеют вместе с тем честно и до конца поверить тому, кто идет не с обманом и ложью, а с открытым сердцем и словом подлинной неподкупной правды.

Кто же такой генерал Власов? Может ли поверить ему и в него изверившийся и исстрадавшийся, столько раз обманутый и проданный русский человек? На этот вопрос дает ответ сама неприкрашенная жизнь генерала Власова.

Андрею Андреевичу Власову сейчас 44 года. Оп родился в 1900 году и, таким образом, хорошо помнит не только советскую, но и дореволюционную Россию. Оп помнит ее не из окна барской усадьбы, не из мягкого вагона поезда, пролетающего мимо скудных русских деревень на аристократические курорты. Нет. Власов был тринадцатым сыном простого крестьянина, подрабатывающего портняжным делом, чтобы вывести своих детей в люди, дать им образование. Но нелегка была подобная задача в старой России для бедного многосемейного мужика. С ранних лет увидел Андрей Андреевич Власов изнанку трудовой жизни русского народа. И хотя эта жизнь была значительно лучше последующих советских будней, он не хочет возвращения к дореволюционному порядку царской России.

Пришлось Власову в юности познакомиться и с бытом беднейших городских слоев. С помощью старшего брата, работавшего сельским учителем, он, буквально на медные деньги, начал пробивать себе дорогу к ученью, к науке. Отказывая себе во многом, бегая но грошовым урокам, он окончил сперва духовное училище, а затем духовную семинарию. И когда мы вспоминаем об отрезке его жизненного пути, когда Власову приходилось переносить материальные лишения и ютиться в углу, снятом у семьи извозчика на окраине Нижнего Новгорода, нам уже открываются некоторые черты его нравственного облика. Мы видим перед собой не изнеженного юношу, которому жизнь давалась легко, а крестьянского сына, обладающего большим упорством и волей, необходимыми, чтобы пробиться среди тины прежних сословных привилегий и социального неравенства.

И, естественно, возникает мысль, что именно эта упорная воля человека, всегда чувствовавшего себя плотью от плоти и костью от кости своего народа, вела его и в дальнейшей борьбе с обстоятельствами, помогала ему выработать то большое и несгибаемое, что обнаружилось в полной мере уже не у семинариста, а у генерала и полководца.

Не менее значительно для уяснения внутреннего облика Андрея Андреевича Власова и его поведение в первые годы после Октября. Как известно, красный Октябрь далеко не сразу встретил поддержку у нашего народа. Напротив, масса русских людей сперва встретила большевиков настороженно, даже враждебно. Потребовались решающие политические ошибки белого движения, когда за спиной благородных идеалистов народ продолжали грабить всякого рода проходимцы, чтобы настроение масс оказалось благоприятным для сторонников Ленина. В эти решающие для страны годы Власов проделывает путь, характерный для миллионов простых русских людей, Сперва он остается в стороне от событий, поступая в 1918 году в Нижегородский университет. Уже этот, сам по себе маленький факт, свидетельствует о там, что Власов отнюдь не склонен был бросаться, очертя голову, навстречу большевизму, нанесшему сокрушительный удар национальной России. И лишь позже, когда белое движение потеряло опору в народе, а Власов оказался мобилизованным в Красную армию, он совершенно четко определяет свою линию поведения.

1919 год застает Власова па посту красного командира, доказывающего в боевой обстановке на Дону и Маныче свои природные способности военачальника. Эти способности Власова были оценены, и ему предоставили возможность работать в штабе дивизии, но боевой дух молодого командира скоро побудил его оставить штабную работу ради непосредственного участия в схватках с противником. В эти первые годы революции Власов был убежден, что в борьбе с белыми он выполняет волю народа. В эти же годы он окончательно останавливается на мысли целиком посвятить себя военной специальности.
После окончания гражданской войны и последовавшего вслед за этим переформирования Красной армии, сведенной с 6 миллионов до 600 тысяч, Власов начинает свой путь с командира роты и проходит затем ряд ступеней, па практике знакомясь с различными условиями работы в армии. При этом Власов каждую порученную ему работу выполняет с исключительной добросовестностью, тактом и умением, что и отражается в ряде выпавших на его долю благодарностей и наград. При этом чрезвычайно показательно, что он до 1930 года остается беспартийным, служа именно народу, а не большевикам. Только в 1930 году он вступает в партию. В условиях сталинской диктатуры командир Красной армии не ног полностью применить своих способностей, не имея партийного билета. До 1938 года Власов занят на ответственной работе в штабе Ленинградского, а затем Киевского округов, делая все возможное, чтобы в условиях бездарной организации Красной армии, приводившейся Ворошиловым, а позже Тимошенко, добиться хороших результатов подготовки бойцов и командиров. В эти годы он доказывает свое высокое умение военного организатора, основанное на повседневной заботе о нуждах вверенных ему воинских под разделений.

В 1938 году Власов назначается начальником штаба при военном советнике в Китае, комдиве Черепанове. Здесь в новой, сложной обстановке раскрывается новая сторона его личности. Власов оказывается не только выдающимся военным специалистом, но и человеком несомненно дипломатического таланта и широкого политического кругозора. Свою военную и дипломатическую миссию при правительстве Чан-Кай-Ши он выполняет образцово, свидетельством чему, между прочим, является полученный им от Чан-Кай-Ши золотой орден Дракона.

Однако успехи в работе и быстрое продвижение в Красной армии не заставили Власова самодовольно отвернуться от народа и безоговорочно примкнуть к сталинскому окружению, как это сделали многие из других советских генералов, типа Тимошенко или Мерецкова. Он остается, прежде всего, солдатом, видящим свое главное призвание в том, чтобы всеми возможными средствами укреплять военную мощь своей Родины. Будучи командиром 99-й стрелковой дивизии Киевского округа, он добивается того, что эта дивизия занимает первое место среди других дивизий Красной армии. За это действительное достижение, а не за политические маневры перед Сталиным, он получает орден Ленина.

В январе 1941 года Власова назначают командиром 4-го мотомехкорпуса (Львов), который после начала войны с Германией принял на себя первые удары противника. Выполняя долг солдата, Власов в невероятно тяжелых условиях разваливающегося фронта мастерски вырывается из окружения и выводит свой корпус к Бердичеву. Растерявшиеся во время осенних боев 1941 года незадачливые руководители Красной армии, маршалы Тимошенко, Ворошилов, Буденный возлагают на Власова особые надежды. Его назначают командующим 37-й армии и начальником гарнизона города Киева. Около двух месяцев Власов обороняет Киев в то время, как в других местах фронт продолжает стремительно катиться на восток. Лишь после полного окружения Киева Власов посылает в Кремль телеграмму о бесполезности дальнейшей обороны города и получает от Сталина ответ — «Отходить». С исключительным искусством он выводит свои войска из окружения.

Назначенный на пост заместителя командующего тылом юго-западною направления, Власов, еще полный неукротимой боевой энергией, порожденной предшествующими героическими схватками с противником, вплотную столкнулся с хаосом и растерянностью, господствовавшими в большевистском тылу. Именно здесь он имел случай наглядно и бесповоротно убедиться в той преступной роли, которую сыграла сталинская клика в произошедшем разгроме Красной армии. Страна, более двух десятков лет лихорадочно готовившаяся к войне, оказалась в решающий момент совершенно неготовой к обрушившемуся на нее удару. С одной стороны, здесь действовала несостоятельность сталинских ставленников, сменивших прежних руководителей Красной армии, героев гражданской войны, объявленных в 1936—38 годах «врагами народа». С другой стороны, явно проявилось нежелание русского народа проливать кровь ради красного сталинского империализма. В начале войны миллионы русских людей хотели видеть в немцах не врагов, а вызволителей из большевистской кабалы.

Но тяжело отказаться от дела, которому служил всю жизнь. Велики сомнения в правоте этого дела, но велико и сознание ответственности, которую накладывает воинский долг.
В момент паники в Москве, в памятные ноябрьские дни 1941 года, Власов оказывается одним из тех немногих военачальников, которым удается отстоять красную столицу. Он во главе 20-й армии сумел не только остановить противника, но и оттеснил его от подступов Москвы до Ржева. За эту операцию он был награжден советским правительством орденом Красного Знамени и получил звание генерал-лейтенанта.

Зимой 1941 года Власов был назначен заместителем командующего Волховским фронтом, генерала Мерецкова, и брошен для руководства окруженной немцами армии, направлявшейся на выручку осажденному Ленинграду. Ему удалось прорвать немецкое кольцо вокруг армии, но, лишенный поддержки со стороны Мерецкова, он не имел возможности вывести армию из окружения. Здесь, видя уничтожение в лесах и болотах своей голодной и обескровленной армии, Власов ясно должен был поставить перед собой вопрос: почему так ненужно гибнут русские люди в этой войне? Кто виноват в том, что вопреки многолетним усилиям всего нашего народа на строительстве военных заводов и самоотверженной работе тысяч честных офицеров, Красная армия пришла к разгрому 1941—42 годов? Кто виноват в этом, как не поджигатели мировой революции и палачи русского народа — большевики? Кто виноват в этом, как не Сталин и его окружение, стремившиеся обезглавить армию и смотревшие, на красноармейца, как на «серую скотнику», «пушечное мясо»?

Нет, не но дороге оказалось русскому человеку и патриоту Власову с теми, кто равнодушно продолжал гнать на убой новые миллионы наших сыновей и братьев. Через героизм и кровь, через грязь и плен перешагнул Андрей Андреевич Власов, ища пути к спасению народа и воскресению Родины. И ему на долю выпала великая ответственность оказаться тем, кто стал во главе борцов за новую Россию. В очень сложных условиях пришлось генералу Власову начать эту борьбу. За решеткой лагеря военнопленных готовился он к ней. В бессонные ночи, может быть, проверял себя, хватит ли сил решить поставленную задачу.

Ответом здесь явилась сама реальная обстановка. Внутренняя логика нашей национальной истории привела к рождению РОА, вызвала Власова к руководству антибольшевистской борьбой русских людей. От него потребовались талант полководца и зрелость политического деятеля, непреклонность патриота и навыки дипломата. Главное же — неистребимая любовь к своей родине и народу, с которым он связан нерасторжимыми кровными узами.

Публикуемый в этом номере нашей газеты манифест Комитета Народов России является ярчайшим доказательством того широкого государственного масштаба, каким следует измерять деятельность генерала Власова. В лице генерала Власова народы России после долгих лет большевистского угнетения вновь обретают своего не только военного, но и политического руководителя. Будучи глубоко русским человеком и патриотом, Власов именно поэтому органически чужд и тени какого-либо великодержавного шовинизма, столь часто сплетавшегося у большевиков с их марксистским интернационализмом. Власов ведет на борьбу против всякого угнетения — классового, партийного, национального. Власов ведет на борьбу за новое национально-трудовое государство, за свободное содружество народов нашей Родины.

Мы знаем, какой верой в свой народ надо гореть, чтобы, не боясь ни клеветы, ни грязи, отдавая решительно все, смело встать на сторону того дела, которое рождается в кровавых битвах этой войны, как подлинно наше русское дело. Генерал Власов живет верой в своих сограждан, находящихся по обе стороны фронта, но мечтающих об одном — о независимой, гордой Родине без большевизма и всех других видов угнетения человека человеком.

Он силен этой верой и правотой своей. И можно ли сомневаться, что миллионы наших братьев, в свою очередь, также честно поверят своему боевому генералу и бескомпромиссно пойдут за ним под своим национальным знаменем? Пойдут не против своих, а против большевизма, укрывающегося за спиной Красной армии.

В битве с большевизмом победа будет на стороне правого дела. Власовцы борются не за возвращение к положению 1940 года или 1916 года, они борются за будущее России, свободной от эксплуатации и насилия. Они борются за воссоздание органической связи нашей национальной истории. В каждом сердце призывным набатом звучат гордые слова генерала Власова:

«Россия наша!
Прошлое России наше!
Будущее России наше!».


Дм. Рудин
Tags: РОА
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author