Alex Moma (alex_moma) wrote,
Alex Moma
alex_moma

Из истории Транснациональной Радикальной Партии, 1993 г. - за Международный трибунал по Югославии.

Необходимо вернуться к периоду накануне 2 мировой войны, чтобы увидеть драму, аналогичную нынешней, имеющей театром европейский континент: в июле 1992 года в б. Югославии насчитывали уже более 40.000 убитых, десятки тысяч раненых и пропавших без вести, более 2 миллионов беженцев, из которых около полумиллиона бежали в соседние страны. Массовые убийства, насильственные перемещения населения, практика [взятия] заложников, заключение гражданских лиц в лагеря, десятки тысяч изнасилованных женщин, которым затем препятствуют делать аборт – всё это отсылает нас к чудовищной логике «этнической чистки», проводимой в сердце Европы, низведенной до роли бессильной свидетельницы.


После признания независимости Боснии-Герцеговины, Европа и ООН оказались бессильными защитить ее от последовавшей свирепой агрессии. ЕС позволил, чтобы конфликт разросся до масштабов, которые трудно было предотвратить. Резолюция 808 Совета Безопасности ООН подчеркивает тревогу в связи с «продолжающимися нарушениями международного гуманитарного права на территории б. Югославии, при массовых экзекуциях и использовании «этнической чистки», и предусматривает создание международного трибунала для суда над теми, кого подозревают в тяжких нарушениях международного гуманитарного права на территории б. Югославии. РП запрашивает парламентариев и граждан всего демократического мира подписать обращение, прилагаемое к этой газете, адресованное Генеральному Секретарю ООН Бутросу Бутрос-Гали с требованием, чтобы эта новая международная организация немедленно приступила к работе.

[…]

«ЕВРОПА, ПРОБУДИСЬ И СПАСИ НАС»

Мухамед Крешевлякович, мэр Сараево, член РП, член Партии Демократических Акций президента Изетбеговича, первой политической силы в Парламенте Боснии, мусульманин, сумел выбраться, на целую неделю, в начале марта, из осажденного Сараево. Самолет итальянской военной авиации вызволил его из столицы Боснии и доставил в Италию, чтобы укрепить ту «нить надежды», которую его неистощимый оптимизм не позволил ему утратить.

Взятое на себя радикалами обязательство, как в итальянском Парламенте, так и в смысле других политических начинаний (в том числе породнение городов Сараево и Рима), а именно – помочь мэру Сараево временно выйти из осады – стало решающим. Крешевлякович должен был прибыть в Италию уже по случаю Конгресса радикалов. Эмма Бонино и Серджио Станцани, вернувшиеся в Загреб из Сараево после встречи с мэром 29 января прошлого года, заявили, что он принял приглашение открыть работу Конгресса, и что при таком положении вещей только вмешательство итальянского Правительства могло бы гарантировать соответствующие условия безопасности для выхода и возвращения мэра и его сопровождения. ООН не давала разрешение на его отбытие, так как он представлял собой «явную цель» для сербских снайперов. Наконец, 27 февраля с.г., после дополнительного давления радикалов на итальянское правительство, Мухамед Крешевлякович прибыл в Рим. «Я прибыл сюда, оставив самый крупный концлагерь, когда-либо существовавший в Европе». Это были первые слова мэра по его прибытии.

Он провел много престижных встреч. Был принят Председателем Совета Министров Амато, чтобы согласовать с ним план гуманитарной помощи для Боснии и заручиться новыми обязательствами по предотвращению геноцида. Встретился с Председателями обеих Палат итальянского парламента, которые обязались продвигать международную кампанию за реконструкцию Парламента Боснии. Изложил министрам обороны, юстиции, внешней торговли, иностранных дел запросы о срочной помощи своей стране и получил их поддержку. Участвовал во Флоренции в 3-й международной конференции по региональному и муниципальному сотрудничеству, получив от города Флоренция особую награду «в знак надежды на скорейшее прекращение братоубийственной войны и восстановление справедливого мира».

Президент [Итальянской] Республики О.Л. Скальфаро подтвердил ему обязательство сообщить ЕС и ООН о необходимости принятия решений крайней срочности в Боснии. Перед тем, как отправиться в Сараево, Мухамед Крешевлякович был принят Папою на долгой и трогательной частной аудиенции.

ИНТЕРВЬЮ С МЭРОМ САРАЕВО.

(Из газеты «Мессаджеро» от 5 марта 1993)

- Люди Караджича хотели бойкотировать миссию США? Или хотели показать, что могут завладеть территориями, какие захотят?
- Сербские агрессоры, будь то четники, элементы б. армии или наемники, поставили себе целью «этническую чистку» территорий, которые хотят завоевать, и стремятся осуществлять это всеми средствами. Вплоть до настоящего времени пассивность всего мира оправдывала их. Они убеждены, что могут продолжать переговоры и одновременно использовать оружие, осуществляя свою стратегию.
- Европа представляется неспособной разрешить внутренние разделения, выйти из состояния бессилия и неподвижности…
- ЕС несет на себе огромную ответственность. Первой причиной войны стало наше желание – быть может, выраженное слишком рано – стать частью Европы. И этот грех сербское руководство не могло нам простить, поэтому началась война.
- Вы высказались против плана, разработанного американцем Вэнсом и англичанином Оуэном, обсуждавшегося в ООН.
- Мы положительно относимся ко всякой дипломатической инициативе: любые переговоры лучше войны. Но любое решение путем переговоров должно основываться на твердом положении: нельзя вознаграждать агрессора. Разделение Боснии на этнически однородные зоны идет навстречу желанию Белграда, будто все сербы хотят жить в одном и том же государстве. Этот тезис находится в основе этнической чистки.
- У вас есть альтернативное предложение?
- Сформулировать его официально – политическая задача Боснии. Со своей стороны укажу на две принципиальные линии: гарантировать равенство трех народов – мусульманского, сербского и хорватского, проживающих в Боснии-Герцеговине: не заключать их в этнические анклавы. Во-вторых, гарантировать самый широкий международный контроль над соблюдением этого права равенства при гарантии, что нарушители будут наказаны.
- Босния-Герцеговина представляет собой своего рода остров в Европе, где сосуществуют различные этносы и различные религии – мусульманская, католическая и православная. Есть ли еще терпимость? Нет ли опасности вспышки исламского фундаментализма?
- Еще раз это зависит от Европы. Если она будет продолжать оставаться у окна, быть пассивной перед лицом войны и кровопролитий в нашей стране, в таком случае, инстинкт самосохранения толкнет народ Боснии к решениям экстремистским, фашистским, фундаменталистским… Но я – оптимист, я считаю, что «своеобразие» Боснии сможет выжить.

Источник: НОВАЯ ПАРТИЯ, март, 1993 г., Рим – Москва.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments