Alex Moma (alex_moma) wrote,
Alex Moma
alex_moma

О говнорашкинском патриотизме

Анастасия Миронова
О прибежище негодяев

«Мой папа очень сильный он убивал врагов а теперь бьет меня и маму»... Маленькие плакатики с этими и другими надписями появились в петербургском метро 23 февраля: якобы выведенные старательной детской рукой цветные буквы, краснолицые человечки на ножках-палочках, схематичные зеленые самолеты, образ жестокого папы в тельняшке и битой мамы — вот, пожалуй, самая сильная политическая акция последних лет. Детский как единственно верный взгляд на войну и армию. Армию, которой в XXI в. не место.
В последние годы любые антимилитаристские выступления в путинской России заканчиваются стычкой с патриотически настроенной массой, а то и — уголовными делами. Патриотизм оказался для российского народа самой доступной и самой действенной микстурой. Дешевле бормотухи.

Сэмюэл Джонсон называл патриотизм прибежищем негодяев, Лев Толстой считал патриотизм глубоко безнравственным.

Дело в том, что патриотизм всплывал на поверхность человеческой культуры во времена, когда государство и аристократия требовали от людей слепой жертвенности. В первых государствах Междуречья, Египте времен Древнего царства захватнические войны велись аристократией с привлечением свободных общинников. Однако вскоре разгул рабского закабаления почти не оставил в государствах свободных жителей — дворцовая казна скудела, отчисления в пользу содержания дворца снижались, содержать армию было не на что, а рабы не воевали. Тогда цари придумали рекрутскую систему, а вместе с ней в культуру древних людей пришел патриотизм: в Египте и Междуречье он носил религиозный характер, войны велись фактически за захват пленных и подчинение соседей, но правители заявляли, будто воюют во имя того или иного бога и местного царька, воплощения этого бога на Земле....

http://echomsk.spb.ru/projects/zhyzn/o-pribezhishche-negodyaev.html
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author