Alex Moma (alex_moma) wrote,
Alex Moma
alex_moma

В.Ф. Малышкин на апрельской антибольшевистской конфе 1943 года. Источник: Голос Правды, №4, 22.05.43

ЗАДАЧИ РУССКОГО ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ

ДОКЛАД ГЕНЕРАЛ-МАЙОРА В.Ф. МАЛЫШКИНА
НА АНТИБОЛЬШЕВИСТСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ
БЫВШИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ КОМАНДИРОВ И БОЙЦОВ
КРАСНОЙ АРМИИ, СТАВШИХ В РЯДЫ
РУССКОГО ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ

Мы сейчас располагаем уже достаточным количеством данных, которые позволяют нам подвести первые итоги Русского Освободительного движения. Я хочу остановиться не только на вопросах популярности движения, не только на том факте, что сейчас уже замолчать нельзя. Мы уже вступили в такую полосу нашего движения, когда нам нужно подвести итоги сделанного и говорить о ближайших наших задачах. Надо широко разъяснять эти задачи для того, чтобы движение не только разрасталось дальше и шире, но и чтобы оно всё больше и больше получало твердые идеологические основы, чтобы все наши люди прекрасно представляли себе, за что они борются.

(В следующей части своего доклада* В.Ф. Малышкин говорит о популярности Русского Освободительного движения, народности его идей, отражающих «подлинные стремления и чаяния Русского народа»).

Далее я хочу остановиться на тех вопросах, которые нам предстоит разрешить при дальнейшем развитии нашей борьбы. Я не собираюсь, разумеется, сейчас перед вами развернуть программу строительства будущей Новой России. Генерал-лейтенант Власов в своем письме сказал, что, когда настанет время, он скажет, что, по его мнению, будущая новая Россия должна будет из себя представлять. Однако нам кажется, что сейчас уже следует говорить о некоторых принципиальных положениях, намечая основные вехи строительства Новой России. Поэтому я позволю себе поставить перед вами несколько основных принципиальных вопросов, которые мы должны совершенно честно, ничего не прибавляя и ничего не убавляя, разъяснить в массах русских людей, для того, чтобы звать их на борьбу против большевизма, за построение Новой России.

Прежде всего, я хочу сказать несколько слов по национальному вопросу. Это вопрос очень важный, и большевики в свое время на нем неплохо сыграли. Они создали иллюзии, будто национальные свободы осуществлены. Я думаю, что не требуется больших доказательств, чтобы понять, что в Советском Союзе никакие национальные свободы на деле не осуществлены. Мы считаем, что национальная свобода в будущей россии действительно должна быть практически осуществлена. Коротко нашу позицию в этом вопросе, как уже говорил генерал Власов, можно сформулировать таким образом: национальная свобода для всех народов, кроме еврейского, вплоть до самоопределения, вплоть до отделения. Вот как мы смотрим на национальный вопрос, совершенно честно и открыто об этом заявляя. Значит ли это, что этот вопрос надо практически разрешить немедленно? Нет. Думается, что попытки практического разрешения этого вопроса сейчас, в самом только начале нашего движения, до окончательного разгрома большевизма, привели бы только к ослаблению освободительной борьбы. Это значило бы направлять наше Освободительное движение по узко национальным каналам. Это значит раздробить наши силы уже в самом начале борьбы, а не добиваться объединения всех антибольшевистских сил, стоящих на позициях наших идей. Само собой разумеется, что вопрос национальной свободы в значительной степени будет зависеть от степени участия каждого народа в этой освободительной борьбе. Иначе и не может быть! Мы совершенно открыто говорим: мы стоим на той точке зрения, что в Новой России должна быть осуществлена национальная свобода вплоть до самоопределения, вплоть до отделения. Однако эта задача может быть разрешена лишь после решения основной, самой главной, задачи – свержения большевизма, уничтожения власти Сталина.

КРЕСТЬЯНСКИЙ И РАБОЧИЙ ВОПРОСЫ

Следующий вопрос, на котором я хочу остановиться, – это вопрос крестьянский. Крестьянин должен получить в свою частную собственность землю и на ней трудиться так, как он хочет. Однако вопросы аграрной политики должны быть связаны с интересами самого крестьянства и народа в целом в том смысле, чтобы формы частновладельческого сельского хозяйства наиболее выгодно сочетались бы с возможностью использовать современную агротехнику. Это подразумевает наличие в частном сельском хозяйстве таких форм кооперации, которые нисколько не ущемляли бы частную инициативу в сельском хозяйстве, а наоборот, способствовали бы тому, чтобы эта частная инициатива нашла наибольшее применение. Разумеется, передача земли в собственность крестьянству должна быть проведена планомерно, должна быть организована государством.

Следующий вопрос – вопрос рабочий. Вы знаете, как обстояло дело с эксплоатацией в Советском Союзе. Большевики всё время говорили, что в Советском Союзе, в стране, где, якобы, построен социализм, где нет классов, нет классовой борьбы, где нет частной собственности на средства производства, – нет и эксплоатации. Большевики ставили вопрос таким образом: если нет частной собственности на средства производства, если нет классов, то кто же кого эксплоатирует? Никакой эксплоатации, мол, у нас и не может быть. А я спрошу вас: было ли рабочему в СССР легче от того, что перестали, якобы, существовать классы? Получал ли он за свой труд хотя бы столько, чтобы не быть обеспокоенным за свое материальное благополучие? Нет, конечно, не получал. У него отбирали столько, что он не только не был обеспечен прожиточным минимумом, но он подвергался действительно жесточайшей эксплоатации со стороны советской власти.

Мы стоим на точке зрения действительной ликвидации эксплоатации, создания рабочему таких условий труда, которые явятся основой его материального благополучия, основой для постоянного систематического роста его благосостояния. Только так вопрос и может стоять. Государство должно стоять на страже интересов рабочего и должно следить за тем, чтобы рабочий действительно получал столько, сколько надо для его материального благополучия.

Мы стоим дальше на той точке зрения, что промышленные предприятия, выстроенные за годы большевизма на крови и костях народа, должны составлять собственность государства, народную собственность. Это не значит, что в промышленности не модет быть допущен частный предприниматель. Однако, например, восстановление промышленных предприятий, разрушенных в ходе войны, должно быть взято на себя государством, потому что никакому частному предпринимателю будет не под силу. Но если будет выгодно и в этом направлении привлечь частную инициативу, если это будет в интересах народа, то на использование частной инициативы государство пойдет.

Мы стоим на той точке зрения, что мерилом во всех вопросах хозяйственного строительства должны быть интересы народа, и никакого другого подхода не может быть. Если интересы народа соблюдаются, если данные мероприятия действительно служат этим интересам, тогда они должны быть выполнены, в противном случае они должны быть отметены в сторону.

ОТНОШЕНИЕ К ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

Следующий вопрос – это вопрос об отношении к интеллигенции. Интеллигенции должна быть создана такая обстановка, в которой она могла бы в действительности заниматься свободным творчеством, направленным опять-таки на благо народа. Другой постановки вопроса и не может быть. Не может быть такого положения, чтобы интеллигенция занималась творчеством в узких рамках какой-то определенной доктрины и из этих рамок выйти не могла. Если это творчество полезно народу, то надо создать такую обстановку для интеллигенции, чтобы она действительно могла свободно творить.

Частная инициатива будет признана не только в области крестьянского хозяйства и в промышленности в том виде, как я об этом только что говорил. Мы представляем себе, что частная инициатива должна быть допущена и в других областях хозяйственной жизни: в торговле, в кустарном промысле, в ремеслах. Только свободная частная инициатива может создать действительно такие условия, которые будут содействовать росту благосостояния всего народа.

Новая Россия будет построена в союзе с Германским народом и другими европейскими народами. Мы говорим об этом совершенно открыто, совершенно честно, не держа камня за пазухой. Мы считаем, что сейчас вопросы строительства Новой России не могут быть иначе разрешены. Мы за союз с Германским народом, возглавляющим борьбу против большевизма. Мы за этот союз не только в силу создавшегося сейчас фактического положения вещей: основы дружбы между нашими великими народами имеют свои исторические корни. Мне нет надобности повторять то, что уже по этому поводу говорилось. Я говорю о союзе Русского и Германского народов, как о необходимом условии для победы над большевизмом – с одной стороны, а с другой – как о необходимом условии строительства Новой России после этой победы. Строительство Новой России не будет преследовать только национальные цели. Мы, в первую очередь, конечно, заинтересованы в разрешении наших национальных задач, но строительство Новой России возвращает нас в семью европейских народов, от которых мы в течение 25 лет из-за большевистского гнета были насильственно отторгнуты.

Наш народ имеет право занимать среди европейских народов соответствующее ему почетное место. Однако надо прямо сказать, что это место будет зависеть, конечно, в первую очередь от степени участия Русского народа в борьбе против большевизма, от степени нашего с вами участия в этой активной борьбе. Борьбой против большевизма мы должны создать известное положение в семье европейских народов для нашего Русского народа. И дело не только в том, что это нам необходимо с нашей национальной точки зрения. Европа также заинтересована в том, чтобы Русский народ был возвращен в семью европейских народов. Европейские народы смотрят на Русский народ таким образом, что он может обогатить своим собственным опытом, своей самобытностью, своими огромными хозяйственными возможностями европейские народы, и возвращение Русского народа в семью европейских народов одинаково выгодно как для Русского народа, так и для всех европейских народов.

Вот те основные принципиальные вопросы, на которых я хотел остановиться.

Задача наша велика, и мы должны очень хорошо себе представлять, за что мы будем проливать кровь: эти основные принципиальные вопросы должны быть достаточно ясными. Мы с вами должны помнить об одном условии, без которого мы не можем практически разрешить всех этих вопросов. Нам нельзя ни на одну минуту забывать, что до тех пор, пока мы не уничтожим большевизм, до тех пор, пока мы не свергнем и не уничтожим власти Сталина и его клики, мы не будем в состоянии разрешить никаких других вопросов. Ничто нам не будет под силу, если большевизм хоть где-нибудь, хоть в каком-то отдельном уголке нашей Родины сохранится. Мы с вами слишком хорошо знаем природу большевизма, чтобы не представлять себе всей той опасности, которую таит один факт существования большевизма.

Мы стоим за то, чтобы стоящие перед Русским народом основные задачи разрешались в следующей последовательности: свержение власти Сталина и его клики – это первая и ближайшая задача; заключение почетного мира с Германией, мира, который не должен принести кабалу нашему народу – мы за почетный мир с Германией! И затем – строительство нашей Новой России, в союзе с Германским народом и другими народами Европы.

Исходя из этих положений, Русское Освободительное движение должно определить свое отношение к некоторым группам населения, которые заинтересованы в нашем Освободительном движении.

(Далее докладчик останавливается на отношении к эмиграции, белому движению. «…тот, кто думает о реставрации отживших государственных форм – тому с нами не по пути, тех мы не можем принимать в наши ряды»… «…тот, кто стоит на платформе идей Русского Освободительного движения, того мы принимаем в свои ряды с распростертыми объятиями»).

ИДЕЙНОЕ ЕДИНСТВО РУССКОЙ АРМИИ

Надо также прямо сказать о нашем отношении к бывшим членам партии, к политработникам Красной армии, комсомольцам. Ведь и сейчас среди присутствующих здесь есть немало бывших членов партии, есть и политработники, есть большое количество комсомольцев. Не может быть ко всем бывшим членам партии огульного подхода. Мы должны усвоить совершенно трезвую точку зрения в этом вопросе. Тот, кто честно воспринимает наши идеи, тот, кто отказался от тех идей, проводником которых он был до этого времени, тот в наших рядах найдет себе подобающее место.

Разумеется, не может быть и речи о том, чтобы мы относились таким же образом к людям, которые были в рядах активных борцов против Русского народа. Я говорю об агентах НКВД, я говорю о тех людях, которые участвовали в различных карательных отрядах и органах. Мы смотрим на них как на врагов Русского народа, как на активно боровшихся против Русского народа, приложивших свою руку к делу угнетения и уничтожения лучших русских людей.

Несколько слов о той реальной силе, которая является важнейшим фактором в нашей борьбе, которая является важнейшей опорой нашего Освободительного движения. Я хочу сказать о создании Русской Освободительной армии, под знамена которой должен стать каждый честный русский человек. Если вы спросите меня о том, существует ли сейчас армия, какой мы ее хотим видеть, то надо прямо сказать: еще нет. Она существует только в зачаточном состоянии. И дело здесь не в том, что в ее рядах мало людей, а в том, что она не имеет еще идейного единства и целостности. Наша задача и заключается в том, чтобы вооруженные ряды русских людей, становящихся на путь открытой борьбы против большевизма, беспрерывно множились, чтобы каждый честный русский человек видел свой долг в том, что он должен стать под знамена Русского Освободительного движения и крепить мощь Русской Освободительной армии с точки зрения ее идейного единства. Чем скорее это дело примет практический оборот, тем шире наше движение захватит и военнопленных, и население в освобожденных областях, и рабочих, приехавших сюда, в Германию, на работу, чем шире это движение проникнет по ту сторону фронта, тем скорее мы можем рассчитывать на окончание этой кровопролитнейшей войны, которая не нужна ни Русскому народу, ни Германскому народу и которая, в конечном счете, должна принести уничтожение большевизма.

В то время, как большевизм не может рассчитывать в перспективе на какой-либо успех, в то время, как большевизм доказал свою несостоятельность в происходящей борьбе, в то время, как англо-американские капиталисты не могут оказать какой-либо реальной помощи Сталину, вырастает новая сила, новый фактор в борьбе против большевизма. Этим фактором является Русская Освободительная армия, которая на чаше весов этой борьбы будет иметь решающее значение. Мы твердо верим и знаем, что Русский народ найдет в себе достаточно сил для этой борьбы, как он всегда находил их в тяжелые дни своего исторического развития.

С твердой верой в то, что наше дело правое, с твердой верой в победу нашего справедливого дела, я хочу закончить свое выступление словами инициатора и вождя нашего движения, словами генерал-лейтенанта Андрея Андреевича Власова из его открытого письма:

«Дело русских людей, их долг – борьба против Сталина, за мир, за Новую Россию. Россия – наша! Прошлое Русского народа – наше! Будущее Русского народа – тоже наше!» (Аплодисменты).

------
* Прим. публикатора. Я снял замок с этой записи, поскольку мои надежды на оцифровку 30-го (за 18.04.1943) номера берлинской газеты "Заря", так и не оправдались. А именно в том номере, судя по всему, текст выступления Василия Федоровича Малышкина был опубликован полностью, без купюр, как в "Голосе Правды".
Tags: РОА
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author